Здания
  • НГХМ
    РУССКОЕ ИСКУССТВО

    Кремль, корпус 3
    Сегодня: Выходной
  • НГХМ
    ЗАРУБЕЖНОЕ ИСКУССТВО

    Верхневолжская набережная, 3
    Сегодня: Выходной
  • НГХМ
    ИСКУССТВО XX ВЕКА

    Площадь Минина и Пожарского, 2/2
    Сегодня: Выходной
  • НГХМ
    МАНЕЖ

    Кремль, корпус 1А
    Сегодня: Выходной
  • НГХМ
    ПАКГАУЗЫ

    Стрелка, дом 21, лит. И
    Сегодня: Выходной
Текущие выставки и мероприятия
Фильтр выставок и мероприятий
#Постоянные экспозиции
#Выставки
#Экскурсии
#Лекции
#Занятия
Показать ещё
События
 
В Нижегородском художественном музее широко и разнообразно представлено отечественное искусство рубежа XIX-XX веков. Основными формальными приметами живописи этой художественной эпохи, особенно на ее излете, являются небывалая до того полихромия, а также колористическая и фактурная выразительнось и свобода. Все это хорошо видно на примере работ Ф. Малявина, А. Архипова, Н. Рериха, Б. Кустодиева и многих других мастеров этого времени из собрания нашего музея. Но среди впечатляющих своей цветовой и образной экспрессией произведений вышеозначенных художников, есть риск пройти мимо безмятежно поэтичной и внешне безыскусной картины Зинаиды Серебряковой «На лугу». В противовес многим соседям по экспозиции, пейзаж Серебряковой с пасущимися стадами и с фигурой женщины с ребенком на руках, пленяет, прежде всего, изящной простотой и отсутствием явной надуманности в выборе и трактовке мотива.
Чуждое мужской амбициозности и гордыни, творчество Серебряковой - одно из самых симпатичных явлений в пестрой и многоликой панораме отечественного искусства рубежа веков. Сочетание хрупкой утонченности с детской непосредственностью и технического мастерства с незамутненной чистотой восприятия придает особую прелесть, созданным художницей образам, словно торжествущими над вечным русским «горем от ума».
 
В работах Серебряковой мир всегда удивительный и ослепительно юный, но при этом родной и близкий. В этом ее отчасти можно сравнить разве только с Б. Кустодиевым. Будучи в равной степени сильными портретистами и жанристами, они оба обладали редким даром невинного любования и богатой фантазией при способности сохранять прочные связи с реальностью.
 
Зинаида Евгеньевна Серебрякова (1884 – 1967) в девичестве Лансере принадлежала к знаменитой художественной семье Лансере - Бенуа. Ее дед по материнской линии, отец, дяди и родной брат – все были людьми искусства, профессиональными архитекторами, скульпторами и живописцами. Таким образом, и ее приход в искусство был, как будто, предопределен. Однако, на тот период профессиональная художница - явление довольно редкое и Зинаида Серебрякова считается одной из первых в плеяде русских женщин, посвятивших свою жизнь нелегкому и не всегда благодарному труду живописца.
 
Не смотря на широту жанрового и тематического диапазона, одной из любимых, особенно на ранней стадии ее творчества, была крестьянская тема, которая эхом отзывается даже в пейзажах художницы. Во многом это связано с той любовью, которую она питала к усадьбе Нескучное в Курской губернии, в которой родилась и долго жила.
 
 
З.Е. Серебрякова « На лугу» 1912 г. Холст, масло. 59,6 х 83 см.
 
Картина «На лугу» написана в 1912 году. В это период произошло два важных события в личной и профессиональной жизни художницы. Прежде всего, у четы Серебряковых родилась дочь Татьяна (Тата), которая возможно послужила моделью для фигурки младенца на картине. Также Зинаида Евгеньевна вступила в возрожденное художественное объединение «Мир искусства». Не смотря на то, что со многими членами этой группы ее связывали дружеские и родственные отношения, факт принятия можно считать следствием признания мастерства молодой, недавно дебютировавшей художницы. Но даже причастность к кругу знаменитых и уже прославленных художников не смогла вынудить Серебрякову покинуть дорогое ей Нескучное.
 
Следуя по стопам горячо любимого ею А. Венецианова и художников русского бидермейера, Зинаида Серебрякова в своей картине создает образ полей и лугов Нескучного как собирательный, балансирующий на грани эпики с лирикой, образ родной природы и природы вообще. Высокая точка обзора вкупе с высокой линией горизонта ставят акцент на изображении земли, которая является здесь едва ли не основным, активно воздействующим на зрителя персонажем. Обращенная вдаль фигура крестьянки, сидящей у самой кромки холста, и повернутая к зрителю румяная мордочка малыша, позволяют более энергично распахнуть пространство картины в обоих направлениях, охватить и согреть его живым человеческим взором. Размеренный ритм тонких линий и цветовых пятен задает спокойное состояние, отвечая идиллическому характеру полотна и его жизнеутверждающему смыслу.
 
Однако, прибегнув к звонким декоративным решениям и образным обобщениям, художница явно стремится выйти за рамки чистой повествовательности, как в формальном отношении, так и в содержательной части своего полотна. Играя на тонких струнах ассоциативных связей, она словно отсылает нас к древнему иконографическому сюжету «Поклонения пастухов», зачастую используемому в иконописи и в живописи, как составляющая более развернутой композиции «Поклонения волхвов» и «Рождества Христова». Обращение к авторитету священных образов из огромного арсенала мировой классики было тогда излюбленным эстетическим приемом в живописи. Здесь можно вспомнить работы К. Петрова-Водкина, написавшего в том же 1912 году «Купание красного коня», выше упомянутых Б.Кустодиева, Н. Рериха и многих других. Впрочем, в случае с Серебряковой речь идет не столько об искусстве русского средневековья, традиции которого только начинали заново осваиваться, сколько о живописи итальянского Ренессанса, глубоко ею почитаемого. Так, оттолкнувшись от жанра пейзажа, Серебрякова, в конечном итоге, подводит нас к образу мировой целостности под неусыпным и любящим взором Господа и его пречистой Матери, будто зашифрованных в фигурах женщины и младенца.
 
Искусство Серебряковой, по-своему острое и восприимчивое к веяниям современности, хронологически целиком принадлежащее к столетию мировых войн и революций, все же так и не смогло слиться с ним в гармонии, оставшись во многом созвучным идущей от XIX века культуре доверительных диалогов, милого щебета альбомных барышень, тонких иносказаний и сердечных признаний.




история музея