Здания
  • НГХМ
    РУССКОЕ ИСКУССТВО

    Кремль, корпус 3
    Сегодня: 10:00 — 18:00
  • НГХМ
    ЗАРУБЕЖНОЕ ИСКУССТВО

    Верхневолжская набережная, 3
    Сегодня: 10:00 — 18:00
  • НГХМ
    ИСКУССТВО XX ВЕКА

    Площадь Минина и Пожарского, 2/2
    Сегодня: 10:00 — 18:00
  • НГХМ
    МАНЕЖ

    Кремль, корпус 1А
    Сегодня: 10:00 — 18:00
  • НГХМ
    ПАКГАУЗЫ

    Стрелка, дом 21, лит. И
    Сегодня: 10:00 — 18:00
Текущие выставки и мероприятия
Фильтр выставок и мероприятий
#Постоянные экспозиции
#Выставки
#Экскурсии
#Лекции
#Занятия
Выставка
29 марта 2024 — 19 мая 2024
16+
«Самая закрытая выставка России»
Площадь Минина и Пожарского, 2/2
Показать ещё
События
В конце зимы 1884 года в Санкт-Петербурге была открыта очередная, двенадцатая по счету, выставка ТПХВ (Товарищества передвижных художественных выставок). На этот раз она проходила в доме на Невском проспекте, недавно приобретенном гофмейстером двора, князем Николаем Борисовичем Юсуповым. Здесь супруга князя намеревалась проводить светские приемы и всевозможные мероприятия. Выставка работала в Петербурге ровно месяц, после чего отправилась в Москву, затем в Варшаву, Одессу, Елисаветград (ныне г. Кропивницкий), Киев, и закончилась в Харькове в начале уже следующего, 1885 года.
 
 
Дом Юсуповых на Невском проспекте в Санкт-Петербурге.
Фото нач. 1900-х годов
 
На тот момент это была самая большая выставка Товарищества, как по числу экспонентов, так и по количеству представленных работ (порядка двухсот тридцати). Среди прочих выделялись «Портрет Л.Н. Толстого» работы Н.Н. Ге, картины «Не ждали» И. Е. Репина, «Три царевны подземного царства» В. М. Васнецова, «Боярская свадьба» К. В. Лебедева, «Портрет П.А. Стрепетовой» Н. А. Ярошенко и многие другие. Больше всех, двадцать работ, на этот раз представил на суд публики художник Иван Николаевич Крамской – лидер передвижников. Ни на одной из прежних выставок он не экспонировал так много своих произведений. Необычным было и жанровое разнообразие представленных художником картин. Помимо портретов, которые всегда преобладали, он впервые в своей выставочной практике представил натюрморты с цветами, которые до этого практически не экспонировались у передвижников (за исключением пары натюрмортов К.Ф. Гуна и К.Е. Маковского), пейзажи, исторические полотна со сценами из жития Св. кн. Александра Невского и жанровое произведение «Неутешное горе» (1884, ГТГ).
 
 
 
И. Е. Репин «Портрет И. Н. Крамского» 1882. ГТГ, Москва
 
Из представленных мастером работ резко выделялась одна, под названием «Жаркий день». Ныне она находится в собрании нашего музея и чаще упоминается под новым названием «Женщина под зонтиком».
 
 
И. Н. Крамской «Женщина под зонтиком» 1883. НГХМ, Нижний Новгород
 
Картина писалась под Гатчиной на берегу реки Оредеж на станции Сиверская, где у художника была дача. Иван Николаевич очень любил эти места и часто здесь работал. В Сиверской им были написаны такие картины, как «Крестьянин с уздечкой» (1883, КГМРИ), «Мина Моисеев» (1882, ГРМ), «Полесовщик» (1874, ГТГ) и другие. На картине из нашего собрания изображена племянница художника Людмила Федоровна Крамская. Эта работа очень необычна для Крамского тем, что героиня представлена им в пейзаже. У художника подобных портретов немного. Среди ранее написанных можно выделить «Портрет И. И. Шишкина» (1873, ГТГ) и очень долго писавшийся «Портрет В. Н. Третьяковой» (1876, ГТГ) жены основателя Третьяковской галереи.
 

И. Н. Крамской «Портрет В. Н. Третьяковой» 1876. ГТГ, Москва
 
Последней работой Крамской был очень недоволен и неоднократно пытался ее дорабатывать. Пожалуй, проблема соотнесенности человеческой фигуры и пейзажного фона художником так и не была окончательно здесь решена.
Совершенно иначе в этом отношении смотрится картина из нашего собрания. Фрагментарная, довольно динамичная композиция с острыми пространственными решениями, активный живой свет, ощущение наполненности воздухом и, наконец, свежий колорит с множеством цветовых нюансов и рефлексов. Белый наряд женщины представлен во множестве градаций от света к тени, от холодных до теплых оттенков, от жестких заломов плотной ткани до мягких кружевных драпировок. Летний зонтик, буквально пронизанный солнечным светом, отбрасывает нежные золотистые отсветы на мантилью женщины и ее лицо, изображенное в контражуре (то есть, спиной к свету). Даже тень в картине дана в очень широком диапазоне плотности и прозрачности. Насыщенно красная обложка книги в руке героини оттеняет зелень травы и ненавязчиво привносит элемент визуальной роскоши в картину. Фрагмент неба с темно-синей массой деревьев вдали задает ощущение воздушного пространства и откликается в холодных рефлексах затемненных участков белого платья.
Крамского нередко обвиняли в некоторой жесткости и сухости письма, протокольном штудировании мелочей. Но и в этом отношении «Женщина под зонтиком» показывает несколько иного Крамского. В манере художника здесь сравнительно больше мягкости и живописной свободы, чем в целом ряде его портретов. Больше пластики в рисунке и в красочной фактуре. Очень деликатно и только лишь местами он прорабатывает рисунок кружева, очертания травинок, завитки в прическе героини.
При написании этой картины художник, очевидно, много работал на пленэре, стараясь наблюдать натуру в условиях естественной природной динамики. Не смотря на то, что пейзаж никогда не был преобладающим жанром в творчестве этого мастера, в это время Крамской стал уделять ему больше внимания. Во многом этот момент связан с влиянием французской живописи и, в частности, работ импрессионистов. Мотив женщины в белом платье с зонтиком в солнечном пейзаже – один из любимых у этих мастеров. Крамской неоднократно бывал во Франции и с творчеством импрессионистов был знаком не понаслышке. Притом, что отношение Крамского к этому направлению французской живописи было, мягко говоря, неоднозначным, он признавал смелость его представителей, их новаторство и не отрицал, что будущее, безусловно, за ними. Уже неоднократно в литературе цитировались слова И.Н. Крамского из его письма к И.Е. Репину за 1874 год: «Нам непременно нужно двигаться к свету, краскам и воздуху, но… как сделать, чтобы не растерять по дороге драгоценнейшее качество художника – сердце?». Наша картина хорошо демонстрирует то, что для Крамского это были не просто слова. Продолжая до самого конца отстаивать свои творческие принципы, он, тем не менее, одним из первых сделал шаг навстречу тем тенденциям, которые позже с большей определенностью материализуются в неоднозначном феномене отечественной культуры под названием «русский импрессионизм».
 
 
Пьер Огюст Ренуар «Женщина с ребенком» Ок. 1874-1876
Музей изящных искусств, Бостон
 
Впрочем, не только формальные задачи занимали художника при написании этой картины. Крамской-портретист всегда твердо стоял на позициях психологического реализма. Интеллектуальный накал, широкие образные обобщения, чувство эпохи – вот базовые принципы творчества этого мастера и основы его художественной индивидуальности. Несмотря на откровение солнца и воздуха в живописи этой картины, художник ни на секунду не забывает о первостепенности типологических задач. Женщина на картине привлекает своей физической и умственной полноценностью и тем, что сейчас назвали бы самодостаточностью. Ее открытое навстречу зрителю лицо с легкой ироничной усмешкой и умными цепкими глазами, свободный, чуть норовистый поворот корпуса и книга в руке говорят о натуре незаурядной, увлекающейся и смелой до дерзости. Безусловно, не один только индивидуальный характер модели – своей племянницы - художник стремится отобразить в портрете, но и тип русской образованной женщины из сословия разночинцев в эпоху реформ и бурных общественных преобразований.
 
 
И. Н. Крамской «Неутешное горе» 1884. ГТГ, Москва
 
Если сопоставить образ «Женщины под зонтиком» с образом героини упомянутой выше работы мастера «Неутешное горе», также представленной на выставке 1884 года, то перед нами явятся в своих наиболее типичных воплощениях два противоположных полюса передвижнической дидактики.
 
 

  Алексей Гурин

история музея