История 1. Айвазовский и скандал с завещанием

Картина «Золотой Рог» (1872 г.) – стала первым произведением И. К. Айвазовского в собрании музея. Она поступила в 1916 году из частной коллекции весьма необычного нижегородского купца М. М. Рукавишникова. Передача этой коллекции во владение города в своё время наделала много шума и вызвала изрядное недовольство ближайших родственников владельца.
Но сначала о самом произведении.
 

И. Айвазовский. Золотой Рог. 1972. Собрание НГХМ
 
Изображённый на картине Константинополь чрезвычайно впечатлил Айвазовского при первом посещении его в 1845 году. В письме друзьям он напишет: «Вероятно, нет в мире ничего величественней этого города, там забывается и Неаполь и Венеция». После первой поездки Айвазовский посетил город ещё 7 раз, был тепло принят армянской диаспорой города и турецкими султанами, по заказу которых он написал целый ряд произведений. Картина из собрания НГХМ написана между второй и третьей поездкой в Константинополь и относится к расцвету творчества художника.
Виртуозно переданная лунная дорожка, эффектные силуэты пальм и восточной архитектуры на этой картине создают пленительный и экзотичный образ Востока. Неудивительно, что именно такого экзотичного «Айвазовского» выбрал для своей коллекции Митрофан Рукавишников – сам личность «яркая, оригинальная и неоднозначная».
 
 
Митрофан Михайлович Рукавишников (1864–1911)

Митрофан Михайлович Рукавишников был весьма незаурядной фигурой в истории Нижнего Новгорода. Он – младший из трёх сыновей знаменитого нижегородского купца М. Г. Рукавишникова. После смерти отца, как и его братья, он унаследовал огромное состояние, но, в отличие от них, торговыми делами не занимался. Митрофан Михайлович был инвалидом с детства: кормилица невзначай уронила младенца, и он вырос горбуном. В Нижнем Новгороде о нем рассказывали множество самых разных, невероятных, а порой и скандальных историй: о том, как он раздаривал кому попало золотые часы; о том, как однажды выкупил все билеты в партер на премьеру спектакля и раздал их исключительно лысым мужчинам и др. Одновременно с этим, он вошёл в историю города как щедрый благотворитель и как собиратель предметов искусства. В своём доме на Большой Печёрской (который сравнивали с музеем) он собрал коллекцию, включавшую работы художников фламандской школы, русских художников, прекрасные гобелены и бронзовые художественные изделия.


Бывший дом М. М. Рукавишникова на улице Большая Печёрская
 
После кончины Митрофана Михайловича в газете «Нижегородская ярмарка» 17 мая 1911 года появилась статья, где перечислялась масса принадлежавших ему предметов искусства весьма различной ценности и, «среди них картины: В. Васнецова «Ковёр-самолёт», И. Крамского «Дама под зонтиком», две картины И. Айвазовского, Л. Лагорио, А. Куинджи и др.».
Согласно его духовному завещанию все художественные произведения, а также богатейшая библиотека должны быть переданы во владения города. Много он пожертвовал и на благотворительность, а родственникам не оставил ни копейки. Они пытались оспорить решение коллекционера, но картины всё же поступили в музей. И сегодня они находятся в постоянной экспозиции НГХМ, считаясь одними из лучших в собрании.