История 4. Айвазовский и «последние великие романтики»

«Последние великие романтики» именно так назвала Василия Петровича Шереметева и его жену Ольгу Дмитриевну петербургский исследователь их рода – В. А. Капустина. А кто как не романтики могли построить грандиозный «рыцарский» замок на берегу Волги!

                                  

Ольга Дмитриевна Шереметева                                            Василий Петрович Шереметев

(Скобелева) (1847—1898)                                                                (1836-1893)

«…Неожиданно возникающий за крутым волжским поворотом среди буйной зелени бескрайних лесов, поражает взор своей нереальностью... неприступные крепостные стены в духе средневековья, зубчатые башни с крутыми винтовыми лестницами, бойницами вместо окон, потайными переходами, узкими галереями» - таково живое впечатление от Замка Шереметевых в селе Юрино Васильсурского уезда (сейчас республика Марий Эл).



Шереметевский замок в Юрино (Марий Эл). Современный вид
 

В замке находилась богатейшая коллекция произведений искусства, которая складывалась усилиями нескольких поколений, начиная с XVII века. О её масштабах красноречиво говорят цифры в описях музея: свыше 600 единиц, среди которых 257 живописных полотен русской и западноевропейской школ, графические листы, мебель, скульптуры (включая редчайшие из раскопок в Помпеях), богатейшая коллекция фарфора и бронзы.

Фотография М. П. Дмитриева. Ольга Дмитриевна с детьми Ольгой, Елизаветой, Петром и Мариной на фоне Юринского Замка. 1895

Из собрания Шереметевых в 1923 году в числе других художественных сокровищ поступают три полотна И. К. Айвазовского: «Крымский вид» (1870), «Лунная ночь на Чёрном море» (1873), «Закат на море» (1878).
В.А. Капустина рассказывает о личном знакомстве Айвазовского и строителей Юринского замка, упоминая, кроме оттого, интересные подробности об одной из картин: «Среди шедевров русской живописи следует отметить изумительное полотно И.К. Айвазовского «Лунная ночь на Чёрном море», которое в Петербурге было оценено в 10000 рублей (по тому времени – это целый капитал). Айвазовский был особенно почитаемым живописцем для Ольги Дмитриевны: он был частым гостем на её вилле под Римом, их связывала многолетняя переписка, ему она обязана формированием высокохудожественного вкуса».
 
 
И. К. Айвазовский. Лунная ночь на Чёрном море. 1873. Собрание НГХМ
 

Картина, упомянутая В. А. Капустиной, действительно представляет собой замечательный пример лунной маэстрии Айвазовского. В ней художник использует одну из самых эффектных из разработанных им композиционных схем: в левой части – выразительный силуэт восточного города, спускающегося каскадом к морю; правее центра – ослепительно сияющая лунная дорожка. Благодаря такому построению создаётся стремительная и глубокая перспектива морских и небесных далей. Она уводит взгляд зрителя в самую глубину картины, где лунным светом залита вся поверхность моря. Асимметрия придаёт композиции динамический взволнованный характер, что выгодно контрастирует с покоем штилевого моря. Особую выразительность полотну придаёт так же контраст «двух светов»: холодного света луны и тёплого света огня на берегу.

И. К. Айвазовский. Закат на море. 1878. Собрание НГХМ.
 
Схожее композиционное построение используется в более поздней работе кабинетного формата «Закат на море» (1878 г.). В этой картинеособенно удачно художнику удалось передать перспективу облачного неба, эффектно подсвеченного закатным солнцем.
 
 
 
И. К. Айвазовский. Крымский вид. 1870. Собрание НГХМ
 
Третье произведение И. К. Айвазовского из шереметевской коллекции – небольшая работа овального формата «Крымский вид» (1870 г.). Картина изображает море в полуденный час при ясной погоде; написана в лёгкой тональной гамме синих и голубых оттенков. Подобные работы появляются в творчестве Айвазовского в 60-70гг. и получили эпитет «голубых Айвазовских» или «голубых марин». В них художнику с особой полнотой удалось передать световоздушную среду. По замечанию искусствоведа Н.С. Барсамова «вся прелесть подобных картин заключена в хрустальной ясности и сиянии». «Крымский вид» – из коллекции Шереметева прекрасное тому подтверждение.